May 22nd, 2011

книги

(no subject)

Я сейчас попробую написать отчёт, но игра была настолько насыщенна событиями, что мне уже сейчаструдно восстановить, что же там происходило. Так что буду по частям. Но это было чудесно.

Для начала хотелось бы поблагодарить мастерскую группу и Хэлку вчастности за то, что это было, и извиниться у всех за собственное раздолбайство.

Особое спасибо Ёсидо-сану, Торио-сану, Акено-сану, Кацуре-сану, Икумацу-сама, господину главе представительства клана Тёсю, Мидзуки-сан, Маэдо-сама, Юмико-тян и всем хозяевам лапшичной лавки, а так же спасибо всем-всем-всем.

На мой взгляд, нам удалось больше, чем я мог бы ожидать, во всяком случае, время, кажется, начало работать на нас, а не против. Я, наверное, была глубоко не права в тот момент, когда взялась играть человека умного и дипломата - боюсь, что Кусака-сан на игре появлялся два или три раза, всё остальное время это действительно был какой-то Мурата-Торо, обладавший, разве что, теми же приоритетами. Видимо, господин Кусака тоже был ролевик:).

Дальше, видимо, буду писать эпизодами.
книги

Стихи на игре

Со слогами мы решили особо не заморачиваться)).

Синим вечером
Светлый осколок луны.
Тот же - над вами.
Но бурю несут облака,
Не скоро домой попаду.

*Это было письмо жене. Луна у нас, кажется, ещё и символ мира?

Тени рисуют
На стенах чудный узор.
Новое солнце.

*Ага, оно пришло, когда я пообещал написать стихотворение не на политическую тему)).

На фоне сакуры
Снимается семейство.
Пение птиц.

Стих про увядшую мальву, равно как значительная часть других политических стихов принадлежат Торио-сану (Тиму). Ему же принадлежит чудесный стих, который висел на дверях киотского туалета, за точность я не ручаюсь:


Самурай в хакама
Подвиг пошёл совершать.
Тяжко ему. (с)
книги

куски мозаики - раз:

Я сейчас попробую написать отчёт, но игра была настолько насыщенна событиями, что мне уже сейчас трудно восстановить, что же там происходило. Так что буду по частям. Но это было чудесно.
На самом деле, кажется, самую большую роль на этой игре сыграл рис. Когда я в лапшичной услышал случайно, что финансовое ведомство разгромил клан Айдзу, потому что Айдзу захапали себе весь рис, я понял, что у клана Чошу, кажется, появилась хорошая фора, что не могло не радовать, хотя сам я в том сезоне тоже голодал.

С финансовым ведомством вышло так: скрывавшийся в городе под именем Таро Ёсида Тосимаро, мой друг и родич, устроился охранником в финансовое ведомство в надежде дать возможность господам революционерам добыть денег. Там он услышал, что финансовое ведомство собирается вместе с кланом Айдзу напасть на представительство клана Тёсю. Таро-сан хотел напасть на финансовое ведомство раньше, чем они успеют попасть на нас. Мы с Акено посчитали, что если они на нас нападут, то сами будут виноваты, а вот если кто-то из клана Тёсю попробует разгромить финансовое ведомство и будет пойман, клан будет дискредитирован окончательно. На это Ёсида сказал, что он уходит из клана, оставляет клану соответствующую бумагу, и далее действует сам. Поскольку отговорить его нам не удалось, я с тяжёлой душой отдал Акено-сану свои настоящие документы и подписал аналогичную бумагу, которую Акено отдал бы в представительство в случае нашего провала. После чего попросил принести извинения госпоже Икумацу, которую мы с господином Акено должны были охранять в тот вечер, и пошёл наниматься охранять финансистов.
В финансовом ведомстве тоже был переполох - сёгунат требовал поднять налоги, в Киото был голод, и охрана им была ещё как нужна. Собственно, нас отправили с отрядом, который должен был известить жителей Киото о поднятии налогов. Внезапно Таро стало "плохо", я получил приказ отвести его к лекарю. Госпожа лекарь была нашей хорошей знакомой и очень надёжным человеком. У неё мы разделились - я должен был возвращаться к отряду и желательно как-нибудь его для начала задержать, Таро с ещё двумя людьми - убить тех, кто остался в ведомстве. Но тут случился баг - финансисты ушли с главной улицы, на которой они должны были находиться, ходили они по какой-то только им понятной схеме, и их было не только не видно, но и не слышно, где они мне никто сказать не мог. Больше всего я опасался, что они по какой-то причине решили вернуться в ведомство, и бросился туда. Успел как раз на остаток резни, отряда там не было, Таро был тяжело ранен. На шум бежала полиция. Нам пришлось быстро драпать. Таро-сан укрылся у госпожи Мидзуки, я даже успел смыть с себя кровь, и, видимо, поэтому опаздал. Отряд финансистов был перерезан, но господина Торио убили стражники. Убили случайно, он им был нужен живым. Я поспрашивал дальше, не видел ли кто-нибудь отряд, который я охраняю, пошлялся по кабакам, мне даже удалось перекинуться парой слов с Акено, потом я заявился в полицию узнать, не нужна ли им моя помощь (и лишний раз убедиться, что нигде не всплыло слово "Тёсю"), меня там утешили и спросили, не хочу ли я снова работать на бакуфу (и потом предлагали мне это ещё дважды. Я заподозрил, что в полиции бакуфу тоже крепко не любят))). Вообще, мне было довольно мерзостно.
Деньги, в итоге,забрала полиция. На кого это всё навесили, я честно говоря не помню. Сильно позже, когда Торо вместе с Кацурой нашли убитыми, и при Торо обнаружили гору документов, у полиции возникликакие-то подозрения, тем более, что клан Тёсю забрал тела и собрался просить разрешения на месть. Но к тому моменту ситуация успела довольно сильно измениться. Не знаю, что там было бы дальше, лично мне для завершения дел отчётливо не хватало ещё одного дня игры.

Тоса заключили союз с Сацума, они вместе патрулировали Киото и защищали рис. Но не ясно было, добьются ли всё-таки господа патриоты своего.
Мы не отправили письмо императору (которое очень весело сочиняли в задней комнатке оружейной лавки - нас постоянно беспокоили покупатели). Кстати, полиция при Кацуре письма не нашла, он успел его спрятать. Письмо у меня.
Не поговорили с даймё (впрочем, нам от него не так много было и надо, там нам хотели предложить помощь ниндзя. Но им заказали Кацуру-сана).
Мы не убили человека в зелёных хакама и не убили человека в сером. Я не нашёл убийц госпожи Мидзуки.
Мы не попали в Шимабаре.
Мы много чего не сделали.

Ночью мне приснилось, что какие-то разбойники хотят разгромить лапшичную.
книги

Куски мозаики - два:

Что такое - два полоумных Чошу несутся по ночному Киото за истошно кричащей девушкой? Ответ: Всё в порядке, всё хорошо, полиция не нужна, происходит помолвка.

Была у нас с Акено-саном хорошая знакомая. Очаровательная и весёлая Юмико-сан, дочь хозяина лапшичной, где я живу, по характеру ещё иногда совсем ребёнок. Господин Акено был обязан ей жизнью. И как-то, патрулируя улицы, обнаруживаем мы её возле храма на грани голодного обморока. Юмико уверяет, что никаких родственников у неё нет, мы тащим её ко врачу. Врач хочет идти на праздник, но серебряная монета смягчает его недовольство. Акено-сану удаётся добыть рис. Но девушка уверяет, что домой она не вернётся, потому что её там посадят на цепь. Акено-сан неожиданно, кажется, для самого себя, выдаёт альтернативное предложение. Юмико спрашивает, не рано ли мы отпустили врача. Но потом всё-таки просит меня быть её старшим родичем. Я, было, соглашаюсь, но тут до Акено-сана доходит, что это она отказалась от семьи, а вовсе не наоборот. Акено-сан говорит, что всё-таки надо идти в лапшичную, Юмико прячется у меня за спиной, и говорит, что теперь я её старший родич, а домой она не пойдёт. Акено-сан просит меня не поддаваться на провакации, они бегают вокруг меня, и всё выливается в описанную ранее эпичную сцену с погоней. Я сделал гадость - сказал, что как старший родственник дам своё благословение после того, как она дойдёт с нами до лапшичной. Вести её всё равно пришлось под конвоем, но помолвка была оговорена, как должно.

ЗЫ:
- Кусака-сан, вы сходили в представительство за своим рисом?
- Нет, ещё не успел.
- Кусака-сан, на вас я жениться не собираюсь...
книги

(no subject)

Ещё, конечно, лично для меня было большой проблемой то, что по понятным причинам часто приходилось говорить тихо и быстро. Вот подходит к тебе кто-то, и говорит: "Бу-бу-бу-бу срочно, бу-бу-бу-бу этого господина бубубубу (тёмное?) место". И дальше - не переспросишь: около тебя несколько незнакомых господ, ведётся вежливая беседа, и ты стоишь и пытаешься по действиям окружающих понять, какого господина, нужен ли он зарубленный или живой, и где именно он нужен... На самом деле, то, что я описал, это ещё не худший вариант - понятно хотя бы что-то. Хотя забавно было бы, случись у нас "испорченный телефон"...))) (хотя, вообще-то, он и получился - один из нас знал, что его надо зарезать, другой - что его надо расспросить, а третий - что его надо бубубу).
Но мне всю игру недоставало информации.