May 24th, 2011

книги

А я тут пообщался с приёмной дочерью. М-да...

Что у Мураты-сана в лапшичной есть определённая репутация, я знал ещё на игре. В лапшичной меня любили за то, что "господин постоялец вежливый, носит воду и вовремя платит", кроме того, был ещё один дивный разговор:
- Господин самурай, а я про ваши подвиги всё знаю!
- Что вы знаете?
- Вы вчера с третьей попытки в свой дом вошли!
М-да. Когда я пришёл от госпожи Икумацу, которую охранял, у меня от холода зуб на зуб не попадал. Так что, хотя лапшичная была закрыта, мне без лишних слов подали местного саке. Крепкого, осаждённого на рисе. Заесть это тоже было особо нечем.

Кроме того, как выяснилось, вся лапшичная была в курсе, что я каждое утро, растрёпанный и лохматый, покидаю дом госпожи Мидзуки. Там из этого сделали вывод, что я не женат, и велели Юмико-сан обратить на меня внимание. Юмико-сан носила на почту письма для моей жены, и, разумеется, читала их, но, разнообразия ради, молчала.

Про то, кто убил Кацуру и Таро, я, возможно, получил бы возможность узнать, если бы они всё же предложили бы нам свои услуги. Я же видел, с кем эти двое уходили.
Если бы я обмолвился перед Юмико-тян о том, что кровно заинтересован найти убийц Мидзуки-сан, она бы ответила: "Так они все мертвы, вы не знали? Кроме, кажется, одного..."
Кроме того, была история с рисом. Рис мы охраняли, следили, чтобы он всем доставался по порции на нос. И тут подходит ко мне Юмико-тян, суёт мешок, и говорит, чтоб я его взял. Я говорю, что рис у меня есть, и что я не позволю ей меня кормить. Юмико отвечает, что ей этот рис не нужен, у неё тоже есть, а этот ей достался кривыми путями, и она не хочет его брать. Я завис. С одной стороны, её, конечно, следовало распросить. С другой стороны, я ни на миг не сомневался в том, что если я буду нужен, мне об этом скажут (а зря!), а распрашивать Юмико мне очень не хотелось. Я выяснил, что из ближайших друзей никто не голодает, и по-тихому вернул рис торговцам. Но после того, как я внезапно оказался старшим родичем Юмико-тян, я подумал, что вправе спросить. Другое дело, что это был уже конец игры... Юмико рассказала бы мне много интересного о том, кто кого крышует. И с этого момента у неё появился бы, наконец, один очень внимательный слушатель.

А ещё после удочерения возникло бы много забавных ситуаций на тему "приходит Мурата-сан домой, а там..." К счастью, ничего важного я дома, естественно, не хранил. Но Кусака-сан действительно не понял, на что подписывается))).

Эх, ещё бы день игры...
Я

Собираю мнения о персонаже

Пол-Киото слышало от него "вы не знаете, где тот отряд, который я должен был охранять?". В лапшичной знали, что он напился саке, что он ночует у госпожи лекаря и приходит утром (простите, Мидзуки-сан...), а ещё - что вежливый и носит воду. Акено-сан написал, что ему со мной было надёжно. Маэдо-сама - что я воплощённое спокойствие. Таро-сан - что я его удерживал от глупостей. Томэо-сан, её охранявший и участвовавший во всех наших делах - что я воспринимался живо (надо же, а я то думала, что всё протупила...). Юмико-тян он казался милым и не опасным (а почему, собственно, я должен был казаться ей другим?)).