February 3rd, 2014

книги

(no subject)

Таурель уехала на срочный вызов, сейчас здесь нет ни одного врача. Мне велено делать прививки с уколами и чистить зубы, с остальным просить ждать. Молю всех своих богов, чтобы всё было спокойно. Директор ходит и разбрызгивает святую воду, я хожу и за ним протираю. От этого маразма мне ещё более неуютно. Наверное, я всё-таки нечисть. Cкажите мне что-нибудь умиротворяющее?

Принесли на усыпление красноухую черепаху, которую содержали в совсем непотребных условиях. Она вся отёчная, у неё деформирован панцирь и, вероятно, полетели почки. Хочу свозить её показать в зоопарк. Она у нас поела, хотя у хозяев отказывалась.

Соседи наезжают на мою собаку. Когда кто-то на неё наезжает, я начинаю хотеть крови и смертоубийства.

Релаксация. Релаксация. Релаксация.
книги

(no subject)

В присутствии нашей восемнадцатилетней кошки на меня нападает чих. Всю жизнь с котами всё нормально было, и сейчас с другими их нет, но вот приходит она - и всё, нос забит. И рука не подымается прогнать...
Я

Не удержалась. Впрочем, запись открытая...

Какие людям прекрасные сны снятся по Шерлоку, прям аж завидно: http://kiyonobu-inoue.diary.ru/p195181954.htm

Джон следует за Шерлоком по лондонским крышам и думает о том, до чего может довести добропорядочного доктора его непомерная добропорядочность. Еще недавно в его снах не было ничего более необычного, чем афганские перестрелки - кровь и песок, красное на желтом. Теперь он еженощно наблюдает во снах прохладный ночной пейзаж с Шерлоком в качестве неизменного элемента (воздух и вода, белое на синем) и может писать по мотивам сновидений урбанистическое фэнтези.

Джон прекрасно помнит ночь, когда все началось. Вынырнув из солнечного кошмара, он принял Шерлока за переплетение теней и лунного света на обоях. Он, вероятно, продолжил бы сонно таращиться на этот причудливый узор, если бы Шерлок не вздохнул с досадой и не сделал жест рукой в сторону двери. Одеваясь, Джон думал о том, как этот невыносимый консультирующий идиот умудрился войти, не позвонив в дверь и не разбудив Мэри. Джон думал о том, что происходит и чей труп ему суждено сегодня увидеть. Джон старался не радоваться слишком откровенно. Когда он надел куртку, Шерлок неловко ухватил его за рукав и открыл дверь. За дверью была ветреная лондонская ночь; клочья облаков неслись по небу, слишком звездному для мегаполиса. Джон недолго думал о звездах, а потом заметил, что электрический фонарь на углу улицы стал газовым.

В Лондоне его снов нет времени. Современность осыпается с него шелухой под порывами ветра. Викторианские кэбы выплывают из тумана, собор Святого Павла подрагивает в полумраке, вмещая в себя сразу все свои воплощения, средневековые домики, уничтоженные Великим пожаром, встают словно ниоткуда на Флит-стрит, и Джон может различить над ними блеклую тень современных вывесок. Лондон его снов населяют люди всевозможных эпох, призраки, образы из книг - все, кого Лондон запомнил и не захотел отпустить. Джон, который уже несколько месяцев живет только во снах, терпеливо пережидая дни, все еще представления не имеет, что окажется за углом. Он просто следует за Шерлоком, который лавирует в паутине мифического Лондона с такой скоростью и легкостью, как будто придумал ее сам. Шерлок пробивается сквозь толпу у "Глобуса" после первой постановки "Макбета". Шерлок деловито шепчется с привидениями - его "призрачная сеть". Шерлок заказывает кофе на двоих у Симпсона и говорит о загадочном исчезновении художника Бэзила Холлуорта.

Шерлок ничего не объясняет. Джон ничего не спрашивает. Все нормально.

Однажды после особенно крупной удачи в деле Джека Потрошителя Джону нестерпимо хочется прийти на Бейкер-стрит. Бледный невыспавшийся Шерлок смешивает пахучие жидкости в реторте и всем своим видом демонстрирует, что чудовищно занят. И тогда Джон, повинуясь глупому порыву, рассказывает ему свои сны. Сосредоточенный взгляд Шерлока прикован к пипетке с чем-то бурым, когда Джон говорит о странных свойствах желтого тумана, в котором каждое человеческое лицо кажется призрачным.

- Ты слишком впечатлителен, Джон, - говорит Шерлок, поднося пипетку к реторте. - Привидений в городе не больше тридцати.